Меню

Курортная жизнь Часть 4

Курортная жизнь. Часть 4

Мать с Риткой длительно прихорашивались, выбирали белье и причесывались.

— Хватит для вас! — похихикивал отец. — Все равно эти тряпки с вас сходу сдернут!

Аргумент на мой взор был разумным, но деяния не возымел. Ну разве что дамы не стали наряжаться в вечерние платьица. Подозреваю, просто так как не додумались их взять с собой.

— Пошли? — в конце концов спросила Ритка.

— Пошли. — мать бросила последний взор в зеркало.

Выглядели обе, естественно… Я бы наверное накинулся на их, если б не ожидал тетю Люду с Иркой, надеясь что они тоже на данный момент занимаются собой.

Они моих ожиданий не околпачили. Более того, они даже накрасились! Обе дамы вплыли в комнату в сопровождении Игоря и тормознули в центре, делая поворот и давая разглядеть себя со всех боков. Ирка в белоснежной футболке на пару размеров меньше чем необходимо и ультракороткой юбочке, из-под которой выглядывали трусики. Тетя Люда в длинноватом платьице, прибыльно облегающем неровности.

— Ну, как мы для вас? — самодовольно спросила Ирка.

— У-у-у-у! — слов у меня не нашлось.

Батя изловил ее за руку, подтягивая к для себя.

— Нет же! — вырвалась она. — Пока только глядеть!

Медлительно извиваясь, она стянула с себя футболку. Эх, жаль музыки нет! — пожалел я. Лифчика на ней за ненадобностью не было. Позже так же сползла на пол юбчонка. Мелкие белоснежные трусики навечно задержались на ней. Ирка, вертясь, пару раз приспускала их, демонстрируя то лобок, то ягодицы, но, взглянув на нас и глумливо улыбаясь, постоянно возвращала назад. Батя таки не выдержал и дастал до нее, подтащил к для себя и усадил на колени.

Тетя Люда уже расстегивала пуговицы на платьице, открывая прекрасный узорчатый лифчик. Поближе к низу движения ее замедлились. Платьице распахнулось и упало с плеч. Она оборотилась, продемонстрировав нам стринги, скрывшиеся меж больших ягодиц. Они и впереди закрывали самый минимум, я всегда ждал, что от ее неосмотрительного движения губы покажутся с боков узенькой полосы ткани. У Ирки что ль трусы одолжила? Батя вздохнул, продолжая сжимать в ладонях груди млеющей Ирки. Я тоже чуть не слюни пускал.

С боковой стороны к тете Люде шагнул на сто процентов голый Игорь, про которого я подзабыл. Она присела, ловя губками его покачивающийся член. Мы смотрели на этот минет среди комнаты и я ощущал что скоро не выдержу. Отец рядом приподнял Ирку и сдвинув трусы сажал торчащий ввысь кол. Из-за стенки донеслись мамины охи-ахи. Там, наверняка, издавна уже перебежали к делу. Рядом застонала Ирка.

Игорь потянул тетю Люду на кровать, укладывая рядом со мной. Пока он снимал с нее трусики я овладел ртом, в конце концов поместив изнывающий орган меж теплых губ. Вздрогнувшее тети Людино тело и качнувшаяся кровать дали осознать, что и Игорь вошел в нее. Ирка рядом охала на члене отца, наполняя комнату звуками и за себя, и за мама. Батя на короткий срок снял ее с себя, высвободил от трусиков и повалив на спину набросился сверху, с 1-го удара насадив по яичка. Ирка взвизгнула от такового напора. Я помыслил, что это должно быть слышно у соседей. Мы же их слышим, сейчас и маму и Ритку. А у нас только одну Ирку — непорядок.

Я высвободил тете Люде рот. Вот, сейчас нормально, обеих слышно. Игорь, лицезрев что я остался не при деле, тоже тормознул. Тетю Люду поставили на четвереньки и я ткнулся в нее сзади, в спешке чуть не промазав. Приготовленное Игорем влагалище приняло меня, лаского сжав член. Он сам проскользнул под нее снизу, коснувшись головкой занятого мною входа. Как мой член вышел из нее, Игорь изловил его, прижимая к собственному. Что он желает? — не сообразил я, чувствуя как содрогается его орган. Игорь, сжимая в руке два члена, направил их в тетю Люду сразу.

Она забеспокоилась, когда сообразила что ее растягивает нечто большущее.

— Что вы там замыслили!?

— Все нормально, Народ, все нормально… — бурчал Игорь, положив руки ей на ноги и толкая вниз.

— Не-е-е-ет! — взвыла она, когда влагалище растянулось до максимума.

— На данный момент, Народ, еще чуть-чуть… — Игорь не останавливался.

Я тоже старался. Два члена входили с огромным трудом, в особенности когда тетя Люда пробовала выкрутиться и слезть с их. Но входят же! — с экстазом задумывался я, продвигаясь вглубь.

— Расслабься, Людочка! — уговаривал ее Игорь.

Протиснувшись до конца, мы двинулись назад. Я сообразил, что в таковой тесноте можно двигаться только синхронно с Игорем и медлительно, по другому мы ей чего-нибудть порвем. Тетя Люда сдалась, распластавшись у него на груди и тихонько подвывая.

Длительно ее трахать так мы не смогли. Очень уж медлительно и неловко. К ее облегчению, во влагалище остался только Игорь. Я же, проведя членом меж ягодиц, надавил, когда головка поравнялась с анусом и без заморочек преодолев тесноватый сфинктер оказался в ее попке. Тетя Люда, даже чувствуя входящий в зад орган, не произнесла свое обыденное: «я туда не люблю», а напротив, подалась вспять, помогая мне. Наверняка, побоялась что по другому мы снова выдумаем чего-нибудть такое.

Отец, кончив в Ирку, некое время следил как мы трахаем тетю Люду в оба отверстия, а потом, для полноты картины, засунул член ей в рот. Ирка посиживала в стороне, с энтузиазмом смотря как ее мама сразу удовлетворяет троих. Я кончил первым, чувствуя как снизу, через узкую перегородку, член Игоря трется о мой. Не вытаскивая, подождал его и только позже извлек из заднего прохода опавший орган.

— Готовься, Ир — плюхнулся я рядом с ней. — На данный момент отдохнем и с тобой так же поступим.

— Я туда еще никогда… — на всякий случай сказала она, хотя вроде не очень мне поверила.

— Да ну? — рядом, тяжело дыша, упала тетя Люда. — Ир, я задумывалась ты уже все попробовала.

— Не, где уж мне до мамы!

— Издеваешься? Вот щас сама тебя держать буду, пока они… Да хорошо, хорошо, шучу…

За стеной тоже наступила тишь. Тоже, наверняка, отдыхают. — задумывался я. Игорь вышел в прихожую, возвратившись с большой кружкой:

— Пить желаете?

— Естественно! — к нему потянулось несколько рук.

В кружке оказалось вино. Терпкое, немного кисловатое — конкретно то что необходимо.

— Как вы думаете, что там за стеной на данный момент происходит? — спросил отец.

— Ревнуешь? — усмехнулась тетя Люда.

— Не, просто любопытно. У нас ребята оказались вон какие выдумщики! А там?

— За такие выдумки знаешь что бывает? — она грозно поглядела на нас с Игорем. — Нужно бы сказать что я для вас это еще припомню, но — вот неудача! — я завтра уеду. Так что ваш проступок остается безнаказанным. К огорчению.

— Да хорошо для тебя, Народ! — заступился за нас отец. — Что там ужасного? У меня 1-го толще чем у их вкупе.

— Вот не нужно мне говорить! Это не в тебя пихают. Мне лучше знать.

Слушая их, я положил руку на бедро лежащей рядом Ирке, повел по нему ввысь и добрался до влажной промежности. Она дернулась от прикосновения к клитору. Пошевеливая пальцем, я отвлекся на тетю Люду. Она, нескромно раздвинув ноги, смотрела как отец примеряется еще пока не очень жестким членом к ее отверстию. Батя водил головкой по щели сверху до низу, не входя вовнутрь. Тете Люде это нравилось, судя по ее выгнувшемуся навстречу ему телу. Отец положил член вдоль губок, придавил его лобком и принялся тереться о промежность. Это понравилось ей еще более. Рядом с дрожью в голосе вздохнула Ирка.

Отец отстранился от тети Люды, показав уже готовый к бою член и плавненько втолкнул его в нее. Вид непредотвратимо скрывающейся снутри дамы дубины был так возбуждающим, что я сам не увидел, как Ирка оказалась на боку спиной ко мне, а я в ней. Игорь немедленно засунул ей в рот. Воздух опять заполнился женскими стонами и томным мужским дыханием. Мне было малость неловко, член дотягивался подходящего места с трудом и заходил лишь на третья часть. Я вспомнил, что есть отверстие ближе. Естественно, с Иркиных слов она туда еще никогда, но нужно же когда-то начинать. К примеру на данный момент, пока она в предоргазменном состоянии не очень держит под контролем окружающую реальность.

Меж …

ягодиц у нее натекло довольно смазки, так что я смело надавил головкой на анус. Не ожидавший атаки сфинктер просто поддался, пропуская член в девственное отверстие. Ирка задергалась в оргазме, озадачив меня. Неуж-то на нее так подействовали манипуляции с анусом? Он показался мне неописуемо тесноватым, наверняка, Ирка и впрямь сюда никогда не трахалась, но я, хоть и медлительно, заполнил его членом, чувствуя как у нее содрогается все снутри. На Ирку накатил очередной оргазм. Дождавшись пока она стихнет, я перебежал к усмотрительным фрикциям в ее заднем проходе, ощущая экстаз уже от того, что трахаю ее в попку. А главное, Ирка, изогнувшись, охотно ее мне подставляла.

Игорь оставил в покое ее рот и лег перед ней. Я ощутил как она напряглась, а потом вдоль моего члена, отделенная узкой перегородкой, медлительно проскользила его головка.

— Ох-х-х… выдохнула насаженная на два члена Ирка. — Мальчишки… Что вы со мной делаете…

Мальчишки, сконцентрированно сопя, трахали ее в две дырочки. Ирка высоко подняла ногу, облегчая нам доступ. Батя, переворачивая тетю Люду раком, поглядел на нас и неразборчиво пробормотал что-то хвалебное.

В сей раз трахались мы длительно. Я и Игорь пару раз изменялись местами, сажали Ирку сверху, разворачивая в различные стороны и даже пробовали трахать ее стоя, подвешенную на наших членах. Ей нравилось. Это было очевидно приметно. Но все когда-нибудь кончается. Слив сперму, мы еще минут пятнадцать следили как отец всячески употребляет тетю Люду, не спрашивая согласия переворачивает ее и опять насаживает на член. В конце концов и они успокоились.

— Еще будем? — спросила Ирка, мало отдохнув.

— Я пока не могу. — ответил отец. — Старею наверняка.

— Я тоже. — Игорь все еще тяжело дышал.

— Федь, а ты? — присоединилась к дочери тетя Люда — Ты самый юный, а в юности силы стремительно восстанавливаются?

— Не, теть Народ, не так стремительно.

Все замолчали. После длительной паузы отец произнес:

— Любопытно, как там наши? Что-то их тоже не слышно.

— Так же наверняка. — хмыкнула тетя Люда. — Сходить что ли поглядеть?

— Нечего шляться! — сделал возражение отец. — Условились же на всю ночь и чтоб друг дружке не мешать.

— Не буду, не буду… Мужчины, вы еще не готовы? — опять поинтересовалась тетя Люда.

— Нет еще.

— Охо-хо, тяжела наша женская толика… Ах так на вас возлагать? Все сама, сама…

Она засунула ладошку меж ног и лениво ей пошевелила:

— Ир, а ты тоже еще хочешь?

— Естественно!

Тетя Люда легла рядом с дочерью:

— Ир, хочешь я для тебя приятное сделаю?

— Как это?

— А вот так!

Тети Людина рука легла дочери на лобок. Палец скользнул меж губок.

— Ма-а-ам?

— Ножки пошире сделай… — повелела тетя Люда — Да, вот так…

Сама она нашарила Иркину руку и засунула для себя меж бедер:

— А ты мне так же…

Я открыв рот глядел на ласкающих друг дружку мама и дочь. Тетя Люда успевала массировать Иркины груди, прислушиваясь к ее сбивающемуся дыханию, а позже прижалась к ее губам своими. Их поцелуй был точно не таковой, какой должен быть у мамы с дочерью. Длинный, глубочайший и очевидно порочный. Ирка двигала тазом навстречу материнской руке, а тетя Люда, встав на колени, терлась промежностью о бедро дочери. В конце концов они оказались в позиции 69. Тети Людина голова склонилась Ирке меж ног, а ноги разъехались в стороны и ее промежность опустилась дочери на лицо.

Секс меж дамами я лицезрел в первый раз. Игорь и отец, похоже, тоже. Это зрелище подействовало на нас самым магическим образом. Я, не надеявшийся на эрекцию по последней мере в наиблежайшие часа три, вдруг нашел у себя хороший стояк. Да что я, даже батя, как он выразился «старый уже», и тот поглаживал свою дубину. Игорь не выдержал и забравшись на кровать засунул член в тетю Люду. Его движения принудили ее приподнять голову от промежности дочери и ей в губки уткнулся член отца.

Ну наконец! — успела сказать она до того, как толстый ствол заткнул ей рот.

Ирка выкарабкалась из-под их и оседлала меня. Было видно, что стараниями мамы до оргазма ей оставалось совершенно мало. Остальное добавил мой член и она с звучным стоном повалилась мне на грудь. Я же только начал и желал продолжения. Ирка была уложена мной на животик, я лег сверху и головка, раздвинув ягодицы, провалилась в знакомую попу. Рядом звучно вскрикивала тетя Люда. Ее опять трахали в оба нижних отверстия.

Я растерял чувство времени. Мы изменялись, составляя разные композиции. То мы с папой вдвоем трахали повизгивающую Ирку, то втроем тетю Люду. Кажется, Ирку тоже пробовали втроем… либо только собирались… не помню. Точно было, что мы с Игорем опять натянули тетю Люду влагалищем на два члена и она против этого не возражала. Может, естественно, так как в это время ее рот был заткнут органом отца. Когда все завершилось, осталось только чувство экстаза от того, что каждый делал то, что желал, с тем, с кем желал и потому что желал. И всем это нравилось.

После чего о продолжении речи не шло. Все были выжаты досуха. Спать остались у нас. Тетя Люда с папой на большой кровати и я, как самый маленький, там же. Игорь и Ирка на наших с Риткой местах. Никто, естественно, одеваться не стал. Я так и уснул, прижавшись вялым членом к теплым тети Людиным ягодицам. И в голову при всем этом не пришло ни единой эротической мысли.

Днем нас разбудил дальновидно заведенный папой будильник. По другому наверное кое-кто проспал бы и автобус, и поезд. Тетя Люда при звонке подпрыгнула, точно и по правде проспала, но поглядев на часы успокоилась. Они с Иркой, не потрудившись надеть белье, набросили то, что было, сверху и отбыли к для себя, за ранее всех перецеловав. Через 5 минут возвратились наши. При первом взоре на их стало понятно что им ночкой тоже досталось. Обе еле переставляющие ноги, все в засохшей сперме, но с удовлетворенными ухмылками, они растянулись на кровати.

— Ну как? — пристали мы к ним.

— О-о-о! — других слов у Ритки не нашлось.

А мать вообщем только хитро улыбалась.

— Рассказывайте уже! — востребовал я.

— Не-а!

Мать объяснила:

— Мы на данный момент с Людкой повстречались и решили — ничего для вас об этой ночи не гласить. Ни мы для вас, ни они своим. Так увлекательнее. Но было круто, это я для вас точно говорю. Я не задумывалась, что на такое способна. И про Ритку не задумывалась.

— Э-э-э… а мы-то так не уславливались! — возмутился батя. — Мы знать желаем! В особенности после чего твоего «я не думала»!

— А вот фиг! Мы же вас не спрашиваем!

Здесь меня озарило, что так как у их там участвовали две стороны, одна из которых так же на данный момент допытывается подробностей, то не все еще потеряно:

— Пап, да отстань ты от их. Я Мишку расспрошу.

— О, точно! А я Серегу! Вот! — поглядел он на маму — Все равно мы все узнаем!

Маму это не очень смутило:

— Ага, щас… Мишку он спросит… Мишка сейчас уезжает, а до того за ним Людка с Иркой присмотрят. И ты тоже — поглядела она на Игоря — На Олега не рассчитывай.

— Это почему?

— Он для тебя сам произнесет.

Заинтригованный Игорь оделся и пошел находить друга.

Вышло потому что и произнесла мать. Невзирая на все мои ухищрения, побеседовать с Мишкой наедине не вышло. Рядом всегда оказывался кто-либо из дам и выразительно смотрел на нас. Приходилось замолкать и ожидать последующего подходящего момента, который так и не наступил. Игорь с Олегом — вот умопомрачительно! — тоже на данную тему как воды в рот набрали. Не много того, они ни в какую не желали признаваться что конкретно принуждает их молчать. Я аж обиделся. Козлы. Проводив соседей до автобуса, пошевелил мозгами, что потаенна уехала совместно с ними. Оставалась надежда на Ритку — может проболтается когда-нибудь. Да и она пока только таинственно улыбалась, не давая даже намеков.

На пляже без половины компании мне показалось скучновато. А еще я увидел — после прошедшей бурной ночи не тянуло трахаться! В прошлые деньки я …
был готов по первому кличу в хоть какой момент, а на данный момент — нет. Кое-как провалявшись под солнцем до вечера, возвратился совместно со всеми домой, и входя в калитку в один момент сообразил, что и здесь меня не ожидает ничего увлекательного. Мишка с Иркой-то уехали! Без их вечерние прогулки утратили энтузиазм. Поболтать не с кем, а Ритку трахать я и дома могу. К тому же Игорь с Олегом снова пропали… В общем, скукота.

Перед сном, переодеваясь, мать с сестрой копались среди комнаты. Я лежал наверх пузом, решая как жить далее. Отвлек меня батин возглас:

— Ого! Поди-ка сюда!

Заинтересовавшись, я обернулся. Отец что-то рассматривал у матери меж ног.

— Федь, иди взгляни! — позвал он.

Я подошел. Сходу показалось очевидным, что с матерью там что-то не так. В последующую секунду я понял, что вся ее промежность гладко выбрита. Ни следа от лохматых зарослей не осталось. Ритка расставила ноги, продемонстрировав то же самое. Но если у худенький Ритки это смотрелось более-менее нормально, то нагая мамина промежность меж пухлых ляжек взрослой дамы, с толстенькими гладкими губами и выпуклым животом сверху, смотрелась совершенно… ммм… нешаблонно.

— Это вы ночкой? — спросил отец. — Для чего?

— А это не мы!

— А кто?

— Так… нашлось кому. Перед вторым разом. Связали и побрили, а позже… ну непринципиально. Здорово, правда?

— Да уж… — покачал головой батя. — Связали, говоришь? Ну-ну.

В расспросы по этому поводу он вдаваться не стал. Я тоже был уверен что мы ничего бы не достигнули. Но малая часть прошлой ночи нам все таки приоткрылась.

— Таковой я тебя не лицезрел. — продолжал батя, водя пальцем по гладким губкам. — Можно сказать, я тебя в этом месте не узнаю. Будто бы другая дама. которою я еще не… но на данный момент мы это исправим.

Он скинул трусы, потянув маму на себя. Она хихикала, стараясь отклонится вспять, чтоб до последнего дать ему возможность глядеть на нагой лобок. Меня к кровати потащила Ритка. Лежа на ней, я некое время наощупь изучал не по привычке гладкое междуножие сестры, и только с первыми мамиными вздохами не выдержал и засунул член меж скользких губок. Ритка обняла меня ногами и нередко задышала, подкидывая ноги навстречу. Умопомрачительно, но ее влагалище после прошедшей ночи осталось относительно узеньким, вопреки моим ожиданиям. А вот Риткино поведение поменялось — казалось, в ней пробудились дремлющие ранее нимфоманские наклонности. Через 5 минут я уже не осознавал кто тут кого трахает. Она оказалась сверху, прижимая меня к постели и резко насаживаясь на член, к тому же успевая в нижнем положении крутить бедрами. Естественно, меня при таковой скачке не хватило навечно, да и она как бы тоже осталась довольна.

Утро не принесло ничего нового. Показавшийся на пляже Олег, почему-либо без друга, опять молчал, на интересующий меня вопрос отделываясь общими фразами. Единственный вопрос, на который я получил понятный ответ — «где Игорь?».

— Уехал. Я разве не гласил?

— Как уехал? Вроде ж не собирался? И проститься не зашел!

— Да он сам не ждал. Собирался завтра-послезавтра, а здесь знакомые на машине подвернулись. Ну он и рванул, чтоб в автобусах и электричках не толкаться. А вы на пляже были, проститься он просто не успел.

Ну вот, еще одним из компании стало меньше… 10, блин, негритят… — обидно помыслил я, смотря как Олег вертится около матери с просто угадываемыми намерениями, но она ему, похоже, отказала. Так ему нужно — решил я — Может же дама просто не желать. Ну и вообщем… Тоже мне, секреты здесь развели.

Возвратившись обедать, мы нашли что соседняя комната снова занята. Сейчас парнем с женщиной, возрастом кое-где меж 20 и 30. Чуток позднее выяснилось, что это новобрачные и у их типа медовый месяц. Эх, а я-то возлагал надежды, что снова будет семья вроде нашей! Хотя, естественно, то, как сложилось у нас с соседями — это просто уникальное везение. А с этими, естественно… Хорошо хоть не пожилые люди… тогда вообщем бы было… А здесь хоть поглядеть есть на что — женщина, Маша, хоть и была совершенно низкого роста, чуть не ниже меня, обладала полностью модельной фигурой. Такая уменьшенная звезда подия. К огорчению, формы, и без того у моделей не очень, мягко говоря, выпуклые, тоже были уменьшенные. Грудь под футболкой вообщем чуть видна — меньше чем у Ритки. И ягодицы плоские, практически неприметно переходящие в ноги. Зато супруг, Сашка, невзирая на тоже низкий рост, очевидно смотрел за собой, часто посещая спортзал. Все эти бицухи, трицепсы и прочее… даже сиськи, пожалуй, больше чем у супруги. Но вообщем, как бы, ребята обычные в смысле общения. Олег оценивающе посматривал на Машу, а я, перехватив этот взор, сходу вспомнил, что они с Игорем гласили по поводу таких вот новобрачных. Дохлое это дело, Олежек, смотри — не смотри, а ничего для тебя не светит.

На пляж мы уже шли все вкупе. Сашка впереди, играя мускулами, мы сзади.

— Слышь, Федь… — дернула меня Ритка, малость отстав. — Как ты думаешь, у него там, меж ног, тоже все такое накачанное?

— Хрен его знает. Что-то я не слышал, чтоб там накачать можно было.

Меня больше занимало другое. Это ж сейчас, когда они за стенкой, через которую все слышно, мы и потрахаться толком не сможем? И мать и Ритка время от времени очень звучно себя ведут. Мы соседей, естественно, тоже будем слышать часто, но им-то можно. А нам как позже разъяснять, почему из комнаты где живут предки с детками ночами слышны дамские стоны, да еще на два голоса? Я поделился идеями с Риткой.

— Да… — ответила она — Нужно что-то придумать.

— Будем для вас рты кляпом затыкать. — пошутил я.

— Не, мне так не понравилось. Дышать тяжело.

Оп-па…

— Это когда это для тебя не понравилось?

— Ну… — Ритка сообразила что проболталась. — Было дело. Непринципиально.

Сказано это было таким тоном, что я и не пробовал расспрашивать далее. Тем паче несложно было додуматься когда и где это было.

Пляжное времяпровождение опять оказалось кислым. Сашка с Машей это не Мишка с Иркой. И разница в возрасте все таки великовата, и интересуются больше друг другом. Мы с Риткой поспорили, как скоро они отправятся в знакомое нам место за пределами пляжа. Ритка жаждала поглядеть, что все-таки там у Сашки меж ног, а я просто был не прочь посмотреть на нагую Машу. Вобщем, ее купальник и так незначительно скрывал. Два малеханьких треугольничка на груди, которых, но, хватало чтоб прикрыть то что должно, и подобные им трусики тоже из 2-ух маленьких треугольничков — впереди и сзади. Ни я, ни Ритка в споре не одолели — трахаться они так и не пошли. Может, не знают пока, где здесь для этого подходящее место? — задумывался я — Вроде бы это им дать подсказку…

Вечерком был обычный пир по поводу вселения новых жильцов. Снова я остро чувствовал как не хватает Мишки. Новобрачных удалось поделить — Сашка с батей гласили о кое-чем собственном, мужском, мать с Риткой расспрашивали Машу. Мне было неинтересно ни там, ни там.

— Как она для тебя? — спросил сидячий рядом Олег.

— А что? Вы ж с Игорем гласили, что с такими связываться смысла нет?

— Но помечтать-то я могу?

— Ага, мечтатель нашелся…

— Да хорошо для тебя. — пихнул он меня. — Попытаться-то можно?

— А не боишься, что она про твои пробы Сашке скажет? А что он с тобой сделает… — я представил эту картину и вздрогнул.

— Боюсь. — совсем серьезно ответил Олег. — Потому нужно его отвлечь… ну и самого тоже… э-э-э… соблазнить.

— Ну-ну… Ты, что ли, совращать будешь?

— Ну-у-у… Я Ритку попросить желал. — признался он. — Я же лицезрел как она на него на пляже посматривала. И он на нее, кстати, тоже.

— Он!?

— Ну да. Ты не увидел?

— Нет…

— Было-было. — Олег похлопал меня по плечу. — Если б не это, я бы ничего не затевал.

Здесь я с ним малость не согласился:

— Да брось ты, не достаточно ли что там. Ну поглядел на Ритку… Смотреть-то не возбраняется никому. А большего ему, может, и не нужно. Поглядеть — еще …
ничего не означает.

— Федь, а вот ты, когда на Машку смотрел, что, никогда не задумывался что неплохо бы ее трахнуть?

— Задумывался, ну и что? Он-то, в отличие от меня, женатый. Ему и дома секса хватает.

— Ну Фе-е-едь… Ты ж вроде не дурачина. Для тебя дома тоже хватает. При этом у тебя в два раза больше хватает, а ты все равно про Машку задумывался.

— Да не… здесь возлюбленная супруга… верность и все такое. Ритка от меня этого не просит.

— Скажи еще, что если б добивалась, ты бы на других не смотрел?

Я промолчал. Как-то просто он разбивает все мои возражения. К тому же я сам ощущал, что он кое-где прав. Олег продолжил:

— Если мужчина так рассматривает других дам, означает он готов с ними трахаться. Время от времени он сам этого не соображает и никаких шагов для этого не решает, к тому же гордится собственной стойкостью. Но если такая возможность сама подвернется и ему это ничем не угрожает… В особенности при определенной напористости со стороны дамы… А если она ему хоть немножко нравится… Федь, поверь опытнейшему человеку.

Я поверил, хотя у меня в глубине души и возились какие-то не до конца оформившиеся сомнения. Но словестно прикопаться было не к чему.

— Ну хорошо. — согласился я — А с Машкой что? Ты ж не для Сашки все это затеваешь?

— С этим труднее. — признался он. — Но чего-нибудть придумаем.

Как мы улеглись спать, из-за стены донеслись звуки, свидетельствующие об исправном выполнении Сашкой и Машей брачных обязательств. При этом идиентично звучно слышно было обоих. Затихли, правда, стремительно. От родительской кровати минут через пятнадцать послышалась возня.

— Услышат же! — волновалась мать.

— Хрен с ними, я их слушал, сейчас и они пусть внемлют!

— Нет, они же знают что мы с детками!

— Тогда мы тихо будем!

— Я не могу тихо! И не желаю!

Батя на короткий срок успокоился. Но скоро выдал еще одну идею:

— А пойдем прогуляемся? До моря и назад?

— Придется… — зашуршала, вставая, мать.

— А меня возьмете? — подал глас я.

— Пойдем уж… раз не спишь… Ритка тоже с нами? Рит? Ты спишь?

Сестра молчком посапывала. Похоже, по правде уснула. Нужно же, а я-то задумывался, тоже лежит мается, как и я.

— Дремлет она. — ответил я шепотом. — Разбудить?

— Ну пусть дремлет, не трогай.

На улице не было ни души. На пляже тоже. Мы тормознули в самом центре и мать длительно вглядывалась тени по бокам — не скрывается ли там кто-то, пока отец не произнес:

— Да кто тут в это время будет? Ночь издавна, дремлют все! Понимаете что? А давайте прямо тут!

— Может, все-же отойдем? Ну хотя бы вон туда? — сделала возражение она, но отец уже вытряхивал ее из сарафана, насаженого на нагое тело.

Нагая мать, на коленях обсасывающая член более нагого отца среди знакомого пляжа, практически в том же месте где мы загорали деньком, смотрелась неправдоподобно. В особенности в слабеньком свете юный луны. Все было похоже на сон. Плывущие по небу облака периодически загораживали луну, тогда и наступала темень, в какой на черном фоне моря были видны только светлые фигуры родителей. Мать держалась за ноги отца, двигая головой и томная грудь покачивалась в такт движениям. Отец водил руками по ее голове, взлохмачивая волосы. Тишину нарушал только негромкий шум накатывающих волн и мамино причмокивание. Засмотревшись, я чуть ли не запамятовал за чем пришел.

Она выпустила член и развернулась к папе задом. Я очнулся, в конце концов поднеся собственный орган к ее губам. Мать только успела открыть рот, как мощнейший толчок вонзившегося в ее тело отца кинул ее вперед. Ее губки сомкнулись на члене практически у лобка. Еще никто не брал у меня так глубоко. Чувство было так непередаваемым, что я придавил ее голову к для себя и не отпускал, чувствуя как язык мечется, пытаясь меня вытолкнуть.

Батя продолжал трахать маму сильными, но редчайшими толчками, я, отпустив ее, услаждался губками, когда со стороны деревни показались две черные фигуры. Вот же черт! Кого здесь ночами носит!? — я не знал что делать. Мать с папой, оказавшись к ним спиной, их не лицезрели. У меня же мгновенно схлынуло все возбуждение, отлично хоть эрекция осталась. Фигуры приблизились, пока не замечая нас в успешно наступившей мгле. Метров с 20 стало понятно, что это какая-то парочка решила погулять ночкой. И здесь луна засияла во всей красоте. Разглядев что происходит, они тормознули, переговариваясь. Я не различал с такового расстояния лиц и очень возлагал надежды, что они тоже нас не опознают. Хотя какого черта? — нам с ними не жить. Может я их 1-ый и последний раз вижу. Пусть глядят. Я опять натянул мамину голову до упора.

Парочка посовещалась и принялась раздеваться. Совершенно, донага. Светлые тела было отлично видно. А раздевшись, оба двинулись к нам. При не далеком рассмотрении это оказались смутно-смутно знакомые дама и мужик лет 30 с маленьким. Как бы я их мимолетно лицезрел на пляже, но не уверен. Батя, заметив их когда они подошли впритирку, посмотрел на их и ухом не повел, разве что принялся демонстративно, на публику, стопроцентно вытаскивать член так же вставлять назад… А вот мать вся забеспокоилась, стараясь разглядеть кто к нам пожаловал, но член во рту не давал ей повернуть голову. Пара, посмотрев на нас, совсем приняла решение. Дама стала на четвереньки рядом с матерью, выпятив зад, а мужик сделал мне недвусмысленный приглашающий жест, становясь сзади нее на колени рядом с папой.

Я не стал отрешаться, отбросил закрывающие лицо длинноватые светлые волосы и засунул член в распахнувшийся рот. Поначалу неглубоко, но с каждым разом она всасывала его все посильнее. Головка осязаемо упиралась в нёбо, но покачиваясь от толчков мужчины, тетка, выпустив практически весь ствол изо рта, в последующий раз еще малость приближалась губками к лобку. Член, по ощущениям, доставал уже до гортани, плотно упираясь головкой. Мужчина что-то произнес папе, сопроводив это замудренным жестом. Батя кивнул и они поменялись местами. Мать качнулась от вошедшего в нее члена незнакомого мужчины. Отец же сильным толчком насадил на кол его подругу. Мой член опять уперся в глубине ее рта, чуть не согнувшись. Ее тело потряс последующий отцовский толчок.

Куда у нее только все помещается? — гадал я, раз за разом натягивая ее голову на член. Головка плотно упиралась в глубине рта, но половой орган, на пике возбуждения, очень приросший, помещался весь. Ее губки не просто касались лобка, а прижимались к нему, жаркий язык касался мошонки, но тетка, судя по всему, не испытывала при всем этом никаких затруднений. Я, вцепившись в длинноватые волосы, трахал ее рот, вжимаясь лобком в губки и вглядываясь ее в покрасневшее, с похотью в очах лицо.

Мать под напором мужчины кончила, звучно, не сдерживаясь. Мужчина как бы тоже, хотя я не был в этом уверен. Оставив ее, он тронул отца за плечо. Кратко переговорив, батя лег на спину. Мужчина поманил меня к для себя. С сожалением вытянув из глубин дамского рта член, я перебрался к нему. Дама, найдя что ее никто не трахает, осмотрелась и взобралась на отца. Мужчина проследил, как батин орган прячется в ней и недвусмысленно смотря на меня растянул ее ягодицы, потирая анус. Снаружи сжавшееся отверстие смотрелось неприступным, но член вошел ей в зад на удивление просто. Похоже, этим входом воспользовались часто. Дама сладостно взвыла, когда оба члена в ее отверстиях пришли в движение. Мои руки с удовольствием мяли виляющие рыхловатые ягодицы. Дама постанывала и подмахивала нам.

Мужчина же тем временем опять занялся матерью. Уложив ее на спину так, чтоб созидать как мы трахаем его подругу, он высоко закинул ее ноги, заставив коснуться коленями груди и толкнул член в нее. Я рассмотрел мамины губы, малость раскрывшиеся вокруг входа, но орган мужчины просочился в нее чуток ниже. Тоже в попку! — сообразил я, следя как он осторожно заходит в ее прямую кишку. Мать шумно дышала, я лицезрел как колышется ее животик и периодически мне казалось, что это его изнутри растягивает член трахающего ее в зад мужчины.

Тетка подо мной забилась в оргазме, да так …
что сжавшийся анус вытолкнул меня из нее. Лицезрев это, мужчина опять поманил меня к для себя. Он прошептал что-то маме на ухо. Она кивнула, присела на корточки над растянувшимся мужчиной и села на член. Попкой! Потом откинулась и я занял влагалище, ставшее узеньким, практически как у Ритки. Вкупе мы трахали маму недолго — мужчина в конце концов кончил. Я же честно довел ее до оргазма, только позже позволив для себя то же самое. Батя в это время, смотря на нас, поставил партнершу раком и невзирая на ее клики драл в задний проход. Вобщем, и это тетке, вроде, нравилось. А батя вообщем пребывал на седьмом небе.

— Вы кто? — задал вопрос отец после того как все завершилось.

— Какая разница? — ответила дама, натягивая узорчатые трусики. — Мы все равно сейчас уезжаем.

— Да, за нами машина через два часа приедет. — подтвердил мужчина, бросив взор на часы. — Вот решили походить на прощание. А вышло заодно и… здорово вышло, мне понравилось.

— И мне. — произнесла дама. — Спасибо. Вы нередко тут так развлекаетесь?

— 1-ый раз. А что?

— Да так… Жаль что ранее не повстречались.

Они ушли, оставив нас одних. Батя вдумчиво поглядел им вослед и произнес:

— Мда… Совсем без комплексов люди. А ты бы так смогла? — обратился он к маме.

— С незнакомцем? Так я и смогла. Будто бы ты не лицезрел? Либо ты имеешь в виду вот так подойти к трахающимся незнакомым людям и поучаствовать в их оргии?

— Да, конкретно это.

— Нет, до такового я еще не дошла. Хотя как знать, как знать? Сейчас может и смогла бы.

Она оделась:

— Хорошо, пошли домой. Я спать желаю.

— Саш… — отозвал отец его с утра. — Ты в курсе из чего здесь стенки?

— Нет, а что?

— Доска. Одна. Вот такая. — он показал пальцами полсантиметра. — Слышимость представляешь какая?

Сашка сходу все сообразил и побагровел. Густо-густо.

— Простите… мы не поразмыслили…

— Да ничего ужасного, Саш. Мы люди взрослые, все осознаем, только порадовались за вас. Я вообщем к тому, чтоб ты сходу знал и позже не удивлялся когда это обнаружишь. Сможете и далее не смущяться, просто имей в виду.

— Отлично.

Сашка возвратился к супруге и принялся шептать ей на ухо. Маша тоже мгновенно побагровела, переводя взор с отца на меня. Я исподтишка улыбнулся ей и показал большой палец. Она побагровела еще более.

Денек шел как обычно. Я опять смотрел на Машу и вспоминал вчерашний разговор с Олегом. А ведь и по правде, часто ловлю себя на мысли что не прочь ее трахнуть! И Сашка время от времени на Ритку поглядывает. Правда, никакого сексапильного энтузиазма я в его взорах не увидел. Он и на маму так же глядит. Либо я чего-то не понимаю в его взорах? Тогда выходит, он маму тоже трахнуть не против? А что, она очень даже… Пусть я не объективен, но полностью могу для себя представить, что она может заинтриговать юного парня. Либо я ошибаюсь и он на их глядит просто так как глядит? В любом случае — решил я — есть ли у него какие-то желания либо нет, насчет Ритки и матери они однообразные.

— Федь… — подплыл ко мне Сашка. — А нас правда так звучно слышно было?

Видно ему этот вопрос не давал покоя утром. Тоже, наверняка, задумывается сейчас как им далее здесь жить и трахаться.

— Как на примыкающей кровати. — честно ответил я.

— Твою ж мама! Я и не пошевелил мозгами! — зло ударил он кулаком по воде, подняв тучу брызг. — Федь, а твои — он мотнул головой в сторону родителей — Они как к этому отнеслись?

— Да забей. Что здесь такового? Будто бы они сами не трахаются.

— Откуда ты знаешь?

— Они в прихожую выходят. И потише стараются. Но все равно слышно. — сдал я маму с папой.

— Понятно. А сестра твоя что про нас гласит?

— Ничего. Забей, говорю. Обыденное естественное дело. Кого ты этим изумить хочешь? Либо ты думаешь что если б мы вас не слышали, не додумались бы что вы трахаетесь?

— Тоже правильно. Но все-же… а, хорошо! Федь, а развлекаетесь вы как?

— Ну-у-у… никак. Гуляли по вечерам, пока заместо вас здесь парень с сестрой жили. А сейчас и не знаю.

— Другими словами делать здесь нечего?

— Нечего.

— Эх, гласил я Машке — в город ехать нужно!

Машу в это время Олег учил нырять, обходительно подталкивая и поддерживая в нужные моменты. Забава была достаточно обычная — схватить за ноги и вытолкнуть из воды ввысь. При удаче взлетевший успевал перевернуться и взмахнув ногами войти в воду головой. Маленькая Маша была легкой и Олегу не составляло труда выталкивать ее на достаточную высоту. Сашка хмуро посматривал в ту сторону, но сдерживался.

— Сань, не нервничай. — не выдержал я — Пусть их. Олег и Ритку этому учил, и меня. Хочешь, пойдем так же Ритку побросаем?

Ритка согласила сходу. Не знаю, Олег с ней успел побеседовать либо она по своей инициативе, но как мы с Сашкой попробовали поднять ее повыше, она неуклюже замахала руками и упала на него, обхватив руками и ногами. Всего на несколько секунд, но я лицезрел, что в эти секунды она плотно прижималась к нему, в том числе промежностью к Сашкиным плавкам. Плавки после чего, к слову, приметно оттопырились. Смущенный Сашка зыркнул в сторону супруги, по счастью не заметившую этот момент, а Ритка востребовала повторить, обещая что падать больше не будет. Невзирая на то, что так вызывающе она больше не поступала, нам все равно приходилось повсевременно ее ловить. И, само собой, не выбирая за что хватать. Ритка, непременно, прикладывала определенные усилия чтоб свалиться верно, так что минимум раза три ее грудь попадала точно Сашке в ладонь. Про хватание за другие части тела я вообщем молчу. По Сашке была яно видна борьба меж желанием предстоящей возни с Риткой и все почаще недовольно посматривающей в нашу сторону Машей.

Нашими игрищами заинтересовалась мать. Постояв рядом, она востребовала то же самое себе. Мы схватили ее за ноги над коленями и попробовали поднять. Мать, естественно, была приметно тяжелее Ритки. Практически сходу руки соскользнули, проехались по бедру и уперлись ей в промежность. Рядом с моими в том же месте я ощутил Сашкины. Правда, он их здесь же отдернул, с неким ужасом уставившись на маму. Она никак не отреагировала на случившийся казус, потребовав попробовать снова, но как положено. Со 2-ой пробы у нас вышло лучше, но позже руки все равно соскользнули. Я успел развернуть ладонь и ухитрился придавить некоторое время назад оказавшуюся там Сашкину руку прямо к маминым губкам. И некое время не отпускал. Мать опять не подала виду. Сашкино лицо выражало совершенную растерянность. Я бы на его месте тоже ждал за такое оплеуху. Все это закончила подплывшая Маша. Как ни удивительно, я не увидел чтоб она сердилась на супруга. Наверняка, не допускала мысли, что он может для себя что-то позволить в моем присутствии, да еще с матерью.

После обеда Маша с Сашкой с нами не пошли. Произнесли, придут чуток позднее. Само собой все все сообразили. Только полному дебилу неясно зачем остаются. Батя на всякий случай предупредил, не в особенности утруждаясь соблюдением приличий:

— Только учтите, стены все схожие, внутренние и внешние. А здесь деньком, бывает, люди во дворе прогуливаются.

Явились они всего только через полчаса. Наверняка, необходимость соблюдения тишины попортила им наслаждение. Перепихнулись по-быстрому и все.

За этот период времени я успел выяснить у Ритки, что Олег с ней таки гласил и она согласилась. А вот позже она предупредила об этом маму — ну чтоб та не очень удивлялась поведению дочери. И вот здесь в один момент выяснилось, что мать тоже вожделеет принять роль в комплоте, при этом тоже в качестве соблазнительницы. О чем по примеру дочери предупредила отца. Батя всемерно их поддержал, в обмен на лояльность объявив о собственных видах на Машу. По способности естественно. Таким макаром, все мы плюс Олег оказались участниками опасного комплота против юных супругов. Я, по сложившейся в ближайшее время традиции узнавший все последним, этому только порадовался. С таковой поддержкой наши шансы здорово росли.

Планы,…
судя по всему, разрабатывались тоже без моего роли. sexytales.org Ну естественно, где уж мне, юному и глуповатому, предлагать что-то опытным взрослым людям. Оставалось только следить как разворачиваются действия и при удаче пользоваться плодами. Правда, была еще возможность, что никаких планов не было, сплошная импровизация, но я в это не очень веровал. Короче, после ужина поступило предложение походить до моря и искупаться. Это было поддержано всеми. Плескались мы с наслаждением, чему много содействовала выпитая за ужином малая доля вина. Чем далее, тем больше меня обхватывало предвкушение чего-то, что непременно должно было сейчас произойти.

После купания, как в самый 1-ый денек, из-за присутствия Маши появился вопрос — где без излишних глаз выжимать купальники. Вобщем, Ритка уверенно потащила маму с Машей под тот обрыв. Для чего-то взяли и меня — постоять на охране. Правда, в сей раз я не пробовал подсмотреть. Дамы незначительно замешкались — как оказывается, Ритка и мать дальновидно взяли с собой легкие платья и сняв влажные купальники надели их на нагое тело. Маше этот вариант не приглянулся. Ссылаясь на очень маленькую юбку, она пробовала досуха отжать хотя бы трусики. Впитавшая воду ткань сопротивлялась, оставаясь увлажненной, и в конце концов Маша поддалась на уговоры матери с Риткой, последовав их примеру.

Когда они были готовы, я сообразил что сам стою в влажных плавках. Дамы ушли, а я не торопясь выдавил из их все что сумел, натянул назад и отправился следом. Еще пожалел, что мужская половина не додумалась взять с собой чего-нибудть сухое для переодевания. Так, в одних плавках и пошли. Мое удивление было непомерным, когда я никого не нашел в положенном месте. Ну не козлы!? — задумывался я. — Наверняка, узрели что дамы ворачиваются и решили что все в сборе заместо того чтоб перечесть вернувшихся! Подфартило, что последующие планы обсуждали еще при мне и я был в курсе что последующим пт программки должна быть прогулка вдоль берега.

Отправившись в подходящем направлении, я больше всего страшился что они поменяли планы и я их не найду. Стремительно идти мешали травка и похрустывающие камни, попадающиеся под ноги. Пару раз я чуть ли не свалился, пробуя ускорить шаг. Пляж остался далековато сзади, а море шумело понизу, под обрывом. Никого. Даже голосов не слышно. Может, я чего-то напутал и они в другую сторону пошли?

Впереди мелькнула фигура в светлом платьице. О, нашлись! — обрадовался я и устремился туда. Через секунду я сообразил, что фигура всего одна. Нет, не одна, рядом еще кто-то, просто темнее. И стоят они почему-либо очень в стороне от тропинки, у здорового, в человечий рост камня, схожего на столб среди россыпи камешков гораздо меньше. Еще не до конца поняв что это означает, я застыл. А позже тихо-тихо, прячась за там и здесь торчащими высочайшими сухими пучками некий травки, добрался до наиблежайшего камня и выглянул. Маму я вызнал еще ранее, а сейчас удостоверился что рядом с ней находится Сашка. Нет, мои подозрения не оправдались, они вели себя очень благопристойно, стояли рядом и мать что то гласила. Любопытно, как Сашка здесь без супруги оказался? Я прислушался.

— Вот же, смотри! — указывала мать на каменный столб. — Вон голова, вот руки, тут на ноги похоже… а здесь вот… тоже похоже. — указала она на место, где типо начинаются ноги. Я, если честно, с большой натяжкой мог бы опознать указываемые ею части тела. Сашка тоже:

— Ну-у-у… может быть. Руки, пожалуй… ну да. Голова пусть тоже. А ноги — не, не похоже. И это, меж ног… не похоже.

— Почему? «Это» — то почему непохоже? По-моему — полностью! — мать погладила вертикальный каменный выступ, как будто это был реальный член.

— Диспропорционально. — ответил Сашка. — Где это ты лицезрела до колена?

— У кумиров нередко делают гипертрофированные части тела. В особенности эту. У какого-либо бога плодородия к примеру.

— Тогда стоять должен. Вперед.

— А может он конкретно вот так стоит? У тебя самого что, всегда строго горизонтально?

— Ну-у-у… практически.

— Да хорошо. — хмыкнула мать. — Давай проверим?

Сашка автоматом прикрыл пах.

— Давай-давай! — мать отвела его руки и потрогала плавки впереди. — Вот, у тебя тоже не торчит. Хоть я и чувствую, что ты возбужден. — она придавила ладонь к неровности плавок.

— Э-э-э-э… это не вполне встал… — с трудом выжал из себя Сашка.

— Да? Саш, а давай его достанем? Можно?

Мать гладила ладонью выпирающий под плавками предмет и смотрела Сашке в глаза. Видимо, рассмотрев там согласие, она, кропотливо исследовав член через ткань, стянула плавки до земли. Член меня не впечатлил. Обыденный средний размер, чуток больше моего. Да к тому же не стоит. Поточнее, не торчит как он обещал, хотя очевидно потолстел и выпрямился. Мать потрогала его:

— Ну, вставай же! Саш, в чем дело? Ты мне на данный момент что-то гласил про «горизонтально»?

— Э-э-э-э-э…

Я его осознавал. Мамина напористость его больше пугала, чем возбуждала.

— Вот, Саш, чтоб для тебя было проще… — мать стянула платьице с плеч, обнажив качнувшиеся груди.

Сашка уставился на их. Мать сжала член в ладошки, легонько подрачивая, временами отпуская и оценивая плоды собственных трудов. Не удовлетворившись, взяла его руку и положила для себя на грудь:

— Потрогай. И другую тоже.

Сашка неуверенно взялся и 2-ой рукою. Член вставал на очах. Мать держала его 2-мя руками, попеременно сжимая и поглаживая. Сашка вроде тоже акклиматизировался с ее грудью. Ну, на данный момент она его трахнет! — решил я. И ошибся.

— Вот! — мать сделала полшага вспять, любуясь торчащим членом. — Я же гласила — все равно незначительно вниз глядит!

Сашка тоже поглядел вниз, разочарованно разглядывая покачивающий вздувшейся головкой орган. Наверняка, запамятовал с чего все началось. Позже опять уставился на мамину оголенную грудь.

— Хорошо, Сань, давай я для тебя еще подрочу. Вижу же что хочешь.

Член опять оказался у нее в руках. Сашка облегченно выдохнул, расставляя ноги и потянулся к маминой груди.

— А я, Саш, люблю ощущать в руках член… — негромко приговаривала мать, ритмично натягивая кожицу на головку. — Он у вас как живой, твердеет, содрогается… живет собственной жизнью. Я прямо чувствую, что ему приятно, а что нет. А ты, Саш? Ты любишь трогать даму там?

— Аг-х-ха… — выдохнул он.

Мать оторвала его руку от груди и засунула для себя меж ног:

— Погладь меня там… пожалуйста. Да, да, так. Пальчик вставь… — тихо всхлипнула, видимо когда палец оказался во влагалище. — Нет, лучше два. А-а-ах… Сейчас двигай ими, двигай!

Подол платьица закрывал от меня то, что под ним происходило, но поведение маминых рук на члене поменялось. Равномерное поглаживание сменилось неритмичными дергаными движениями. На данный момент кончит — додумался я. Точно в ответ на мои мысли мать звучно выдохнула, мало присев и сжимая колени, а заодно Сашкину руку меж бедер. Сашка выдернул ее, опять взявшись за грудь. Мать снова занялась членом, перед самым концом задрав впереди платьице. Мы с Сашкой успели узреть выбритый лобок и ударившую в него белоснежную струю.

— Испачкал… — мать придавила подол подбородком, пучком травки стирая тягучие потеки. — Вот, хоть так…

Позже направила внимание на Сашку, уставившегося на ее промежность и так и не убравшего член:

— Ой, у тебя тоже! — показала на немного измазанную головку. Поглядела на травку в руке — Нет, жесткая, для тебя больно будет. Дай я лучше оближу.

Еще не договорив, она присела и схватила головку губками. Сашкины ноги непроизвольно дернулись вперед, но мягенький член только согнулся.

— Подожди… — на секунду оторвалась мать.

Слизывание малеханькой капельки понемногу перебежало в реальный минет. Мать взяла член в рот весь, касаясь губками Сашкиного лобка, но он все равно тянул ее голову к для себя и выгибался вперед. Мать не сопротивлялась этому достаточно длительно. А когда начала понемногу отодвигать его от себя, упираясь …
в животик, я сообразил, что у него опять встает и в мамин рот уже не помещается. Скоро она обсасывала обычный жесткий орган, с неким усилием натягивая на головку губки. Сашка стоял, закатив глаза и услаждался.

— Саш, у меня губки утомились… — оторвалась от него мать. — Давай по другому?

— Как?

— Ложись.

Он растянулся на травке. Мать скинула платьице, присела над ним на корточки и медлительно села на член, как будто изучая вагиной каждый мм нового мужского органа. Я услышал тихий, но от того более сладостный стон на два голоса. Сашка охал не меньше скачущей на нем матери. Кончив снова, мать встала раком и он взял ее сзади, равномерно накачивая блестящим и жестким поршнем.

— В тебя можно? — спросил он в конце.

— Да-а-а-а! — выдохнула натянутая по яичка мать.

— Нас, наверняка, отыскивают… — представил Сашка, играя с грудью лежащей рядом дамы.

— Пусть. На данный момент отдохнем и пойдем.

— Это для тебя «пусть». А мне Машка знаешь что произнесет?

— А мы заплутались! — хихикнула мать. — Ночь, мрачно, местность незнакомая…

— Слушай, а и взаправду, мы их найдем сейчас?

— Да найдем, найдем… Ну хорошо, пошли. — поднялась она.

Я подождал пока они отойдут на достаточное расстояние и двинулся следом. Ну — рассуждал я — полдела изготовлено. Сейчас на очереди Маша. Любопытно, ее там не трахнули уже? Да нет, не должны… поначалу про Сашку выяснить нужно. Вдруг он, вопреки догадкам, очень стойким оказался и у матери ничего не вышло?

Когда я добрался до их, по правде чуть не заплутав, все были в сборе. Сашка обымал супругу, посадив на колени. Маша смотрелась очень недовольной. Но очевидно не так, как могла бы, если б додумалась чем супруг занимался последние полчаса. Но, сурово выговаривая супругу, не направила внимания что ее юбка задралась с боковой стороны, открыв бедро и ягодицу. Из этого я пришел к выводу что разговор меж ними суровый и Сашка сейчас от нее не отойдет, заглаживая вину. Другими словами Маша сейчас точно не наша.

— Мам, как ты ухитрилась Сашку от нее увести? — спросил я, садясь меж ней и папой.

— А ты откуда знаешь?

— А я вас лицезрел.

Мать и бровью не повела. Типа ну лицезрел отпрыск как она с чужим мужчиной трахалась — ну и что такового? Вот семейка-то у меня сейчас — поразмыслил я — вообщем никаких запретов! Даже неинтересно.

— Я когда тот столб увидела — сходу всем произнесла что он на кумира похож. — начала она говорить — Никто, естественно, не поверил. А подойти и поглядеть только Сашка согласился. — она хихикнула. — Так как я когда всем это предлагала, конкретно его за руку туда потянула. Другие нас подождали-подождали, послушали умные обсуждения, произнесли «догоняйте» и ушли. А далее…

— Далее я, наверняка, лицезрел. И что, Машка сейчас очень на него злая?

— Благопристойно. Вон, высказывает. — кивнула она в их сторону. — Про то, что он со мной трахался, она, естественно, не додумывается. Основная претензия — почему он ее так навечно покинул. Каменюка, дескать, важнее супруги и все такое.

Сашкины оправдания Машу, похоже, только привели в ярость. Оно и понятно, тяжело с ходу придумать весомую причину для настолько долгого разглядывания камня. Наверное Сашка по пути, находясь под впечатлением от произошедшего, не озаботился придумыванием правдоподобного разъяснения и сейчас плел что-то неубедительное.

— Вот как!? — вскочила Маша после его еще одного «Э-э-э… так это, Маш… Ну… « — Тогда я тоже пойду прогуляюсь часок-другой! И только попробуй меня не дождаться!

— Маш, ты куда? — жалобно спросил покинутый супруг — Куда ты одна? Мрачно же, заблудишься… и вообщем.

— А я с собой кого-нибудь возьму!

Решительно шагая мимо нас, она выразительно поглядела на меня и на отца. Мы оба поднялись, батя виновно развел руками перед Сашкой и мы с ним заторопились за скрывшейся в мгле Машей.

Она шла прямо по травке, не выискивая тропинок. Мы догнали ее не сходу. Куда она несется? Минут пятнадцать уже топаем. Вокруг одна нагая степь с недлинной травкой. Еще не хватало по правде заплутаться. Я поглядел на небо. Звезд было дофига и я, обитатель чисто городской, совсем не осознавал как по ним можно сориентироваться. Намного увлекательнее было глядеть на шагающую впереди Машу. Ветерок раздувал легкую маленькую юбку, периодически приподнимая. Маша обычно прижимала ее к ногам, но с нашей стороны, сзади, на пару секунд показывалась малая попка.

— Маш, а для тебя не жутко? — спросил отец.

— С чего бы?

— Ну как… ночь, мрачно… никого вокруг.

— А вы?

— А вдруг мы к для тебя приставать начнем?

— Но не начали же!

— Так мы пока всю дорогу на попку твою любовались. Ты, Маш, юбку вообщем снять можешь. Мы уже все поглядели, а для тебя с ней биться не придется.

— Не, я лучше оставлю. — она одернула ее, будто бы это могло посодействовать. — И как для вас моя попка? — ехидно поинтересовалась она.

— Ничего так… Я бы потрогал, если б ты разрешила.

— Обойдетесь. У меня для этого супруг есть.

— А посмотреть-то можно?

— Не насмотрелись еще?

— Маш, ну разве можно на это насмотреться?

— Да ну? — Она желала сказать еще что-то язвительное, но здесь опасный ветерок снова взметнул юбку ввысь.

Впереди вид был не ужаснее. Голенький лобок и тонкие ножки на мгновение мелькнули пред нами, Маша, на манер Мерилин Монро, стремительно наклонилась, прижимая юбку и сурово спросила:

— Насмотрелись?

— Неа. — ответил я.

— Не насмотрелись. — подтвердил отец. — Прекрасно… Прямо бы изнасиловал!

— А я бы сопротивлялась!

Она изобразила боксерскую стойку. Отец расхохотался:

— Маша, мы в различных весовых категориях! Ну сама взгляни!

Он шагнул к ней и взявшись за талию просто приподнял над землей:

— Вот так к примеру. И пришлось бы для тебя, как говорится, расслабиться и получать наслаждение.

— Пришлось бы… — согласилась она, перестав неудачно болтать руками и ногами. — Только какое же это наслаждение?

— А вдруг понравилось бы? — отец не торопился ее отпускать. — А еще, Маш, я вот так могу!

Он совсем без напряга перевернул ее вниз головой.

— Ой! — взвизгнула Маша.

— Ого! — восхитился отец.

Юбка обвернулась и перед его носом оказалась ничем не прикрытая женская промежность.

— Да здесь не только лишь попа, здесь и писечка аппетитная! Прости, Маш, но я не удержусь!

Батя провет языком по ее щелке, всунув его меж плоских, практически неприметных губок. Маша задергалась, требуя немедля ее отпустить, но напрасно. Язык отца обрабатывал ее клитор, двигаясь меж губами. Он прижимал ее к груди, прочно удерживая и не направлял внимания на протесты. Прямо перед ее очами на его плавках увеличивался бугор. Скоро Машино сопротивление начало стихать. Поначалу она замолчала, а позже престала болтать ногами и вырываться.

— Нравится, Маш? — присел я рядом с ней.

Она не ответила, только поглядела на меня. По затуманившемуся взору я без слов сообразил что ей не до дискуссий.

Рассудив, что не очень справедливо когда наслаждение получает только она, я сдернул с бати плавки. Толстый член вывалился наружу. Невзирая на багряную головку перед очами Маша никак на него не отреагировала. Я взялся за теплый жесткий ствол и поднес головку к приоткрытым губам, подтолкнув голову вперед. Как мужская плоть задела губ, рот распахнулся и член оказался снутри. Отец, почувствовав это, удовлетворенно вздохнул и сделал языком что-то такое, от чего Маша, задрожав, кончила. Ее голова безвольно повисла с членом во рту. Я взялся за нее, двигая на отцовском стволе. Бате это понравилось. Он покачивал бедрами навстречу скользящим по члену губам, не запамятывая вылизывать Машину промежность.

Судя по всему, его отвлекала необходимость задерживать ее на весу. Отец погрузился на травку, ложась на спину. Маша, почувствовав свободу, и не помыслила слезть. Прижавшись еще плотнее промежностью к его губам, она принялась без помощи других двигать …

головой, обсасывая толстый орган. Пока я снимал плавки, отец придавил ее голову вниз и из наполнившегося Машиного рта закапала сперма. Я зашел сзади и приподняв ее ноги толкнул член вперед. Она вздрогнула, почувствовав проникновение в святая святых, что не воспрепядствовало мне натянуть ее до яиц. Влагалище у нее тоже оказалось небольшим, тесноватым и маленьким. Как ее отец трахать собирается? — задумывался я, растягивая его во все стороны резвыми толчками. Маша, 1-ое время пытавшаяся отодвинуться от достающего до дна члена, сейчас сама насаживалась на него, звучно ахая. Перед самым ее оргазмом влагалище очень сжалось, я с трудом протолкнул член последний раз и излился, слушая как она кончает.

Кто-то потрогал меня за плечо. Я поднял глаза и увидел впереди себя Олега.

— Ты что тут делаешь?

— За вами пришел. Отправили назад вас привести, а то ж вы дорогу в мгле не отыщите. А здесь у вас вон как успешно! Ну-ка, Федь, подвинься…

Он разделся. Плохо соображающую Машу сняли с отца, поставив раком. Сзади в нее ворвался очередной член. После первого толчка Маша обернулась, посмотрела на трахающего ее Олега и со стоном прогнулась, подставляя ему вагину. Вообщем Машкины стоны, долгие и звучные, должны были, на мой взор, далековато разносится в ночной тиши. Полностью могут и до Сашки долететь. Я спросил Олега:

— Слушай, а нас там слышно?

— Ага. — выдохнул он, в очередной раз загнав член в Машу. — Еле-еле, но слышно.

— И что Сашка?

— Я произнес, тут повсевременно кто-либо трахается. Все, не мешай. Ух, тесноватая какая! — это Маша снова кончила, сжимая влагалище.

У бати опять начал вставать. Я сообразил, что на данный момент мы пустим Машу по второму кругу. Олег кончил прямо в нее, и не подумав спросить разрешения. Маша, не поддерживаемая больше им, повалилась на бок.

Отец сразу подтащил ее под себя и в влажное влагалище ворвался очередной член, побольше 2-ух прошлых. Машка взвыла, приняв в себя этот кол. Отец навалился на нее, сдирая футболку. На свет появились две маленькие неровности, украшенные диспропорционально большими сосками. Какой-то из них батя здесь же втянул в рот, продолжая ритмично шевелить тазом меж стройных длинноватых ног. Трахал он ее длительно, меняя ритм и извлекая из нее все новые и новые звуки. Я, сжав в кулаке вставший член, нетерпеливо прогуливался вокруг их, уже собираясь просто трахнуть ее в рот и в конце концов успокоится. Но батя, зарычав, кончил и уступил место мне.

Сейчас машино влагалище ничем не напоминало ту неширокую дырочку что была в самом начале. Я трахал отлично разработанное влагалище, не уступающее по размерам маминому. Маша так же крутилась подо мной, точно не заметив смены напарника. Под ее клики я кончил и на мое место лег Олег. Мы с папой длительно находили в мгле отброшенные плавки и успели одеться, а он только что приближался к финишу. В конце концов вагина Маши приняла последнюю порцию спермы.

— Мда… — вдумчиво выдал отец, когда мы подняли ее на ноги.

Вся нижняя часть тела у нее была в сперме. Кое-где несколько капель, кое-где густые потеки. Промежность, лобок, ягодицы, щиколотки, животик… Из нее даже на данный момент вытекало, размазываясь по бедрам. Машка не замечала этого, стояла, покачиваясь, и тупо улыбалась. Логично — задумывался я — столько раз кончить за некий час, а может и меньше. С одним Сашкой так не получится. Только-только сейчас делать со следами, чтоб этот Сашка их не нашел?

— Море далековато? — спросил батя Олега.

— Далековато. — вздохнул тот.

— А что все-таки делать?

— Мальчишки, чего вы? — очнулась Маша.

Я молчком указал ей на ноги.

— Ой! — рассмотрела она потеки. — Как я такая вернусь?! Вы что наделали, а!?

— Тихо! — закончил батя начинающуюся истерику. — Олег, а деревня далековато?

— Не очень. От места, где мы посиживали с полкилометра в сторону моря.

— Ясно. — отец принял решение. — Мы идем в деревню. На данный момент мрачно, ночь, рассматривать нас некоторому, а там Машу сходу в душ. А ты, Федь, когда мимо будем проходить, завернешь к нашим. Скажи, что Олег нас около деревни отыскал и мы решили к ним не ворачиваться, а сходу туда. Сообразил?

— Сообразил… Как мы оттуда дорогу найдем?

— Да просто. — рассмеялся Олег. — Там тропинка поначалу всего одна, по ней и идите. А позже уже деревню увидите, фонари-то издавна зажгли.

Так и поступили. На полпути Олег указал мне в сторону:

— Иди туда. Постарайся не сбиться. Если что, покричи, они услышат.

Я поглядел им вослед и пошел в обозначенном направлении..

Невзирая на опаски, дорога оказалась верной. Поначалу впереди замаячили деревья на фоне неба, а позже я услышал и голоса. Вопреки ожиданиям, услышав мою версию никто не засомневался в ее правдивости. Мать с Риткой поднялись, Сашка тоже, но сходу плюхнулся назад:

— Нет, я останусь!

— Саш?

— Машка же произнесла тут ее ожидать — вот и буду ожидать! А то поначалу бранится, гласит посиживать а сама домой! Вот пусть сама сейчас сюда идет если не желает, чтоб супруг на всю ночь тут остался!

Наши уговоры на него не подействовали. Не уйду — и все здесь! Утомившись спорить Ритка произнесла:

— Хорошо. Федь, мам, вы идите, скажите там что и как, а то они о нас волноваться начнут. А я еще попробую Сашу уверить.

— Пойдем. — потянул я маму, незначительно догадываясь о намерениях сестры.

— Подожди! — притормозила она меня как мы отошли шагов на 20 и скрылись за кустиками. — Федь, она ж его на данный момент трахнет!

— Думаешь?

— Естественно! Ночь, мрачно, вокруг никого. Она такового шанса не упустит Напрасно что ли осталась?

— Поглядеть хочешь?

— Ага.

— Ну, пошли назад. — согласился я. — Только тихо.

Ритка с Сашкой еще посиживали на собственных местах, пытаясь поймать в тиши наши шаги.

— Ушли. — подал глас Сашка.

— Ушли. — согласилась Ритка. — Саш, ты правда собираешься тут до утра посиживать?

— Да!

— Из-за Машки?

— Из-за нее.

— Ох, дурачина ты, Сашка… — Ритка вздохнула. — Она, естественно, припрется, но не ранее чем через час — полтора. — Она села рядом с ним, проведя пальцем по мускулистой груди. — Саш, а можно для тебя нескромный вопрос задать?

— Ну-у… задавай.

— А у тебя до женитьбы много дам было?

— Э-э-э… нет. — Ритке, похоже, удалось его смутить.

— А у Маши?

— Н-не знаю… Кажется, никого…

Ритка помолчала и призналась:

— А у меня были мужчины. Но я тоже супругу скажу, что он 1-ый.

Сашка возмущенно засопел, осознав намек. Ритка продолжила:

— Саш, я сейчас боюсь, что у меня там все растянулось и супруг сходу догадается.

— Как же это… ну… там же кровь 1-ый раз должна быть и больно? Все равно же усвоит?

— Да ерунда! Кровь не всегда видна, а больно… ну крикну погромче.

Сашке такие мысли в голову, видно, не приходили. Он задумался, очевидно о супруге. Наверное их 1-ый раз вспоминает.

— Слушай, Саш… А давай ты проверишь, как там у меня? Похоже что там никого еще не было либо нет?

— А? — вынырнул он из собственных раздумий.

— Потрогай меня, говорю. — Потянула Ритка его руку под платьице. — Похоже, что я еще ни с кем?

По Сашкиным очам было видно, что рука достигнула пт предназначения.

— Палец вставь! — дала подсказку Ритка. — Как там, очень свободно?

— Э-э-э-э-э…

Ну еще бы! — поразмыслил я — Щас прям он обусловил, сколько там побывало членов и чьих. Рядом, подтверждая мои мысли, хихикнула мать.

Сашка же старательно ворочал пальцем снутри Ритки. Она задрала платьице, разглядывая его манипуляции:

— Саш, одним пальцем неловко наверняка… можешь 2-мя. — она осторожно перебралась на колени, лицом к нему.

По обоим было видно, что игра им нравится. Ритка сладостно вздыхала, Сашка 2-ой рукою забрался под платьице, ощупывая грудь.

— Рит. — в конце концов произнес он — Я так не могу найти. Супруг же тебя не пальцем трахать будет? Нужно провести опыт поближе к реальным условиям.

Член его к этому моменту уже издавна находился в Риткиных руках. Так что ей оставалось только наклонить его к для себя и подвинуться вперед, что она немедля и сделала. Сашка зажмурился, чувствуя как влагалище впитало нетерпеливый орган. Ритка сдернула платьице, прижимаясь грудью к его губам.

Я, увлеченный наблюдением, ощутил как мать стаскивает с меня плавки. Ее руки обхватили ствол, медлительно подрачивая. Я засунул руку ей в трусы, нащупав выпуклый клитор. Сашка уже лежал на земле, трахаемый скачущей на нем Риткой. Я оказался сзади матери, тараня ее вагину.

— Можно? — шепотом спросил я скоро, приставляя член к анусу.

— Нет. — отодвинула она меня. — Иди-ка ты ты с этим лучше к сестре.

— К Ритке? — удивился я. — Она же туда еще не… ?

— Уже да. Ее тогда туда все трое… И Сашке пора выяснить, что у нас в семье друг от друга секретов нет. Иди. — подтолкнула она меня.

Ритка распласталась на Сашке после оргазма, успешно закрыв ему обзор. Лицезрев меня, она почему-либо не опешила. Я подобрался сзади и примерившись, толкнул член меж худеньких ягодиц. После недолгого сопротивления анус сдался и попка сестры растянулась под моим напором. Ритка вскрикнула. Сашка непонимающе выглянул из-за ее плеча, уставившись на меня. Его член наверное ощутил, что рядом с ним, в примыкающем отверстии, появился очередной.

— Все нормально, Саш-ш-ш… — выдохнула в лицо ему Ритка.

Мать посиживала рядом, смотря на нас и лаская себя рукою. Мы трахали сестру в два члена, прервавшись только в один прекрасный момент, чтоб перевернуть ее и обменяться отверстиями. Позже, окончив свои дела и выпустив ее из объятий, еще некое время все трое следили за матерью, без помощи других доводящей себя до оргазма.

Позже Сашка, ошалело вертя очами, молчком посиживал и слушал короткое изложение новой истории нашей семьи в выполнении сестры. Всю оборотную дорогу он помалкивал, или переваривая услышанное от нас, или думая как жить далее. Во дворе никого уже не было.

Отец не спал.

— Ну что, трахнули Сашку? — сходу спросил он.

— Ну да… — рассеянно ответила мать, раздеваясь. — Это не тяжело.

— А вы как? Чего сходу домой пошли? — в свою очередь спросила Ритка.

Ну да — вспомнил я. За всем этим я запамятовал поведать что мы устроили с Машей. — Мы ж Машку тоже… того.

Пока отец кратко излгал как все было, я забрался под одеяло, перебирая в уме нынешние действия. С соседями сейчас все ясно — никуда они от нас не денутся. Сколько там нам еще тут жить осталось? С неделю? Отлично! Я предвкушал, что это время не будет потрачено напрасно. А если еще приглядеться к остальным курортникам… Жизнь точно налаживалась.

e-mail: az197@yandex.ru

Создатель рассказа: Oldman

У нас также ищут:

Молодой ебарь привел к себе и выебал страстную брюнетку, четверо ебут горничную, жена трахается на глазах, сквирт порно ролики онлайн смотреть бесплатно, фильмы сценами инцеста, фото транса ебут в очков, русский порно видео инцест, трахнул грудастую снегурочку, порно рассказ сын трахни меня, как выебать любимою, выебал в горло, как жены офицеров трахаются видео бесплатно, на отдыхе с мамами инцест рассказы, секс фото письки в сперме, трахнул красивую попы, подростки ебут женщин порно, секс целка новинка, порно рассказ как ебут жену на работе, порно ролики инцест русские мамаши, русский инцест тетя i, сквирт русских женщин секс, трахнули по кругу и кончили, мама учит дочку трахаться с парням порно, порно с большими сиськами инцест, дядя трахнул племянницу рассказ, пробил целку и кончил в нее

error: Content is protected !!